Сирия распадется на несколько государств, объединить страну не получится


1 000
Не позднее
31 июля 2019
прогноз сбудется
Директор ЦРУ: «Я не знаю, удастся ли снова объединить Сирию, будет ли это некий тип конфедеративной структуры с различными конфессионными группами, управляющими своими частями страны...
(+6)
(+6)

Сводная информация по прогнозу Редактировать сводную информацию

Распадется ли Сирия, как предсказывал в 2016 году директор ЦРУ? Сообщения СМИ, аргументы в пользу и против прогноза:

13 октября 2018 - В ходе переговоров в Сочи в сентябре 2018 г. Владимир Путин и Реджеп Эрдоган достигли соглашения о сохранении зоны деэскалации Идлиб и отмене готовящейся силами режима Асада военной операции против находящихся там группировок оппозиции. Анкара последовательно отстаивала сохранение этой зоны деэскалации под контролем оппозиции. Шаги Турции указывают на ее готовность добиваться постепенного перехода провинции Идлиб под турецкий «протекторат», как это уже случилось с регионами Северного Алеппо, которые попали под турецкий «зонтик безопасности» в результате операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь». Соответственно, сохранение за оппозицией, оставшихся под ее контролем регионов, дает Турции возможность возглавлять и курировать мирный процесс наряду с Россией. Переход Идлиба под контроль режима Асада до принятия окончательного политического решения по Сирии оставил бы Турцию фактически за бортом сирийского урегулирования, лишая ее подопечных из сирийской оппозиции права голоса и возможности быть представленными в переходных правительственных структурах. Кроме того, крайне серьезной проблемой для турецкого руководства является ситуация с сирийскими беженцами. В стране растет недовольство размещением нескольких миллионов сирийских вынужденных переселенцев на долгосрочной основе. Для Турции самым удачным вариантом решения проблемы было бы создание необходимых условий для размещения сирийских беженцев на подконтрольных оппозиции территориях Сирии. Зона деэскалации Идлиб может стать основным регионом для возвращения сирийских беженцев из Турции после создания там необходимой инфраструктуры. Дамаск не смирился с нынешним положением дел и через своих представителей заявляет о том, что у оппозиции есть срок до декабря, чтобы примириться и сложить оружие, хотя такие положения отсутствуют в сочинских договоренностях. Для сирийского режима тем более неприемлемо превращение Идлиба в турецкий «протекторат», что фактически исключает военное решение идлибской проблемы в обозримом будущем. Соотношение сил умеренной оппозиции и радикалов позволяет рассчитывать на успех мероприятий, которые может начать осуществлять Анкара для окончательного освобождения Идлиба от террористических группировок. Хотя в сочинском меморандуме не указаны ни сроки, ни условия, ни методы «зачистки» региона от террористических группировок, тем не менее именно от решения этого вопроса во многом и будет зависеть временность или долгосрочность сохранения нынешнего статус-кво Идлибаhttp://russiancouncil.ru/analytics-and-comments/analytics/sposoben-li-me...

19 апреля 2018 - Боевики расширяют подконтрольные территории на юге Сирии, чтобы создать там автономию под патронажем США, сообщил военно-дипломатический источник. По его словам, боевики планируют скоординированную атаку на правительственные силы во всех трех южных провинциях, поводом к которой станут якобы нарушения правительственными войсками режима деэскалации или провокации с "химией". При этом США не борются с боевиками и поставляют в контролируемые ими районы "гумпомощь", добавил источник. Он также сообщил, что через иорданскую границу в эту зону регулярно прибывают автоколонны якобы с гуманитарной помощью. "Но какие в действительности грузы доставляется этими колоннами – никому неизвестно. Вся переброска так называемой "гуманитарной помощи" контролируется только американцами", — сказал собеседник. "Для наступления на позиции правительственных войск формирования "Свободной сирийской армии" и других организаций насчитывают более 12 тысяч боевиков, а также сотни единиц техники, десятки полевых орудий и систем залпового огня, полученные через контролируемые НВФ коридоры на границе с Израилем и Иорданией", — сообщил источник.  https://ria.ru/syria/20180419/1518951006.html

15 апреля 2018 - «Вы могли бы в 24 часа остановить конфликт в Сирии. Для этого Вашингтону, Лондону и Парижу нужно лишь дать команду своим ручным террористам прекратить борьбу против законной власти», — сказал Небензя в ходе экстренного заседания СБ ООН. По его словам, удары союзников по военным аэродромам в Сирии, с которых ведутся операции против террористов, доказывают, что они «с ними заодно и ведут дело по расчленению страны».  https://russian.rt.com/world/news/503465-nebenzya-ssha-ruchnye-terroristy

04 апреля 2018 - Соединенные Штаты пытаются создать на восточном берегу Евфрата в Сирии квазигосударство со своими вооруженными силами, заявил в среду начальник Главного оперативного управления Генштаба ВС РФ генерал-полковник Сергей Рудской. "Совершенно неприемлемы устремления США, направленные на создание квазигосударства на восточном берегу Евфрата. Мы видим, что в этих районах создаются не только местные органы власти, подконтрольные США, но и начинается формирование своих вооруженных сил", - сказал Рудской. "США взяли курс на расчленение Сирии. Уже сейчас закладывают конфликтный потенциал, который рано или поздно трансформируется в новую войну, где все будут против всех", - сказал он. Ранее в Минобороны РФ заявили, что подразделения армии США в подконтрольной формированиям "Сил демократической Сирии" части провинции Дейр-эз-Зор "противодействуют восстановлению сирийских государственных институтов".   http://tass.ru/armiya-i-opk/5093612

06 марта 2018 - Издание Washington Post со ссылкой на источники сообщило, что администрация президента США рассматривал варианты "наказания правительства (президента Сирии Башара) Асада после сообщений об атаках с использованием хлорина", отмечает издание. Эксперт РИСИ Владимир Фитин: "США ... пытаются сделать все, чтобы сменить режим в Дамаске, раздробить Сирию, чтобы режим, если он сохранится в той или иной форме, не мог контролировать всю территорию страны. Поэтому делается все возможное, чтобы сохранить террористические анклавы, остающиеся на территории Сирии, прежде всего, речь идет о Восточной Гуте. Готовятся любые провокации, инсинуации, будут продолжаться попытки обвинить правительство в применении химического оружия, что абсурдно с самого начала. Слова американской администрации о возможных действиях – это очередные глухие угрозы США, чтобы психологически давить на Сирию и Россию, которая поддерживает официальное правительство, чтобы попытаться затормозить ликвидацию джихадистских очагов на территории страны".    https://ria.ru/radio_brief/20180306/1515822913.html?inj=1

19 февраля 2018Министр иностранных дел России Сергей Лавров на открытии конференции международного дискуссионного клуба "Валдай" заявил: "Мы не можем не наблюдать с тревогой за попытками расчленить Сирию". "Такие опасения возникают при ознакомлении с теми планами, которые США начинают реализовывать на земле, прежде всего к востоку от Евфрата, на обширных территориях между этой рекой и границами Сирии с Ираком, с Турцией". Он отметил, что США сделали провокационные шаги в Сирии. "Причем они вовлекали в эту свою линию на, по сути дела, подрыв территориальной целостности САР подразделения курдской партии "Демократический союз", что привело к обострению отношений с Турцией, и вы знаете, что сейчас происходит в Африне (Турция проводит в этом регионе операцию "Оливковая ветвь" против курдских отрядов - прим. ТАСС)", - сказал Лавров. "На территориях, которые США опекают - к востоку от Евфрата и вплоть до государственной границы Сирии - они создают органы власти, которые сознательно делаются таким образом, чтобы не иметь никакой связи с Дамаском, накачивают туда содействие в разных формах. И это может стать очень серьезной проблемой с точки зрения выполнения требований Совета Безопасности ООН об обеспечении суверенитета и территориальной целостности Сирии". http://tass.ru/politika/4971025

10 февраля 2018 - Правительственные войска Сирии полностью освободили провинции Хама и Алеппо от боевиков «Исламского государства»* и ликвидировали большинство террористов группировки «Джабхат ан-Нусра»**. Об этом сообщили в командовании Вооружённых сил САР.

09 февраля 2018 - Последние действия коалиции во главе с США в Сирии (обстрел проправительственных сил) в очередной раз продемонстрировали, что Вашингтон стремится захватить принадлежащие Дамаску экономические активы, заявили в российском Минобороны. Доцент кафедры американских исследований СПГУ высказал свое мнение о том, какие активы могут в первую очередь интересовать американцев на северо-востоке Сирии. "Речь идет о нефтеносных территориях". 

08 февраля 2018 - Президент Турции Тайип Реджеп Эрдоган, выступая в четверг, 8 февраля, перед главами местных администраций, объявил, что после завершения военной операции в сирийском Африне армия республики войдет в провинцию Идлиб, чтобы и там «устранить террористическую угрозу».

30 января 2018 - Спецпредставитель президента России по Сирии Александр Лаврентьев назвал два основных итога конгресса нацдиалога в Сочи: толчок для Женевы к запуску конституционной реформы и первый нормальный разговор различно настроенных, в том числе оппозиционно, представителей сирийского общества.

24 января 2018 - Турция расширит операцию против "террористов" на всю границу с Сирией, заявил президент Реджеп Тайип Эрдоган. По его словам, потери Турции и сирийской оппозиции при операции в Африне составили семь-восемь человек, а потери противника — 268. В то же время курдское ополчение, которое противостоит турецким войскам в Сирии, сообщило о ликвидации более 200 военнослужащих и "протурецких боевиков". 

23 января 2018 - Турция "освободит Африн от террористов", чтобы сирийцы смогли вернуться в свои дома. Об этом, как сообщило агентство Anadolu, заявил в понедельник турецкий президент Тайип Эрдоган во время выступления в Анкаре. "Турция не пересмотрит свои планы по операции в сирийском Африне. Турция установит контроль над Африном, как это было в операции "Щит Евфрата", чтобы сирийцы могли вернуться в него", - заявил он.

22 января 2018 - Минобороны рассказало о начале ликвидации «Джабхат ан-Нусры» в Идлибе. ‍У боевиков имеются танки, БМП, орудия и минометы. В Минобороны добавили, что сирийские войска за последние сутки продвинулись на север от уже взятой авиабазы Абу-Духур на 6 км. О том, что группировка «Джабхат ан-Нусры» окружена сирийской армией в провинции Идлиб, Минобороны сообщило 21 января.

15 января 2018Глава российского МИД Сергей Лавров рассказал во время пресс-конференции о том, что госсекретарь США Рекс Тиллерсон неоднократно указывал главную цель Вашингтона в Сирии. По словам Тиллерсона, Соединенные Штаты имеют единственной целью в САР уничтожение «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая группировка), передает корреспондент Федерального агентства новостей (ФАН). После появления информации о том, что Белый дом планирует создать в Сирии «зоны пограничной безопасности», возникли подозрения, что США стремятся разделить страну. Речь идет, подчеркнул Лавров, об обособлении огромных участков территории на границе с Ираком и Турцией силами сирийской оппозиции. Ранее сообщалось, что США отказались выводить свои войска из Сирии после объявления о победе над группировкой «Исламское государство».

14 января 2018 - Как сообщил ранее изданию Defense Post официальный представитель коалиции во главе с США, коалиция приступила в Сирии к созданию так называемых "сил безопасности границы" на подконтрольной ей территории. По его словам, проамериканская коалиция работает совместно с "Сирийскими демократическими силами" над созданием и обучением новых "сил безопасности границы". Подготовку проходят пока около 230 человек, конечная цель — создать группировку примерно в 30 тысяч человек

13 декабря 2017 - Если посмотреть на современную карту раздела теми или иными силами Сирии, то мы увидим, что курды контролируют практически всю Северо-Восточную Сирию, оппозиция и «Ан-Нусра» занимают стратегически важные районы вдоль границ с Турцией и Иорданией. При этом надо понимать, что после ударов американцев по силам Асада Дамаск боится предпринимать против них какие-либо меры. Таким образом, «Сирия после ИГИЛ» — это не мирная страна, а государство, разрезанное на четыре минимум части, при не на четко выделенные территории, а представляющие собой чересполосицу. И поделена она не союзниками, а ярыми противниками, жаждущими уничтожения друг друга. 

21 ноября 2017 - Россия завершает военную операцию в Сирии. Об этом заявил российский президент Владимир Путин в ходе переговоров со своим сирийским коллегой Башаром Асадом. Президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков считает, что вмешательство России спасло сирийское государство, которое в противном случае было бы разделено на части и находилось бы под контролем США или Саудовской Аравии. Он добавил, что пока в Сирии существует нестабильность, российское военное присутствие в стране необходимо. 

22 октября 2017 - Поддерживаемые США формирования арабско-курдских "Сирийских демократических сил" (SDF) объявили о получении полного контроля над крупнейшим нефтяным месторождением Сирии. Курды захватили нефтяное поле Аль-Омар недалеко от границы с Ираком.

11 мая 2017 - "Четыре зоны деэскалации являются разделом власти и собственного влияния между странами-гарантами и сирийским режимом", — говорится в заявлении Сирийского демократического совета.

29 декабря 2016 - Россия, Иран и Турция могут заключить сделку о разделении Сирии на неофициальные зоны регионального влияния, передает Reuters со ссылкой на источники.

30 июля 2016 - Директор ЦРУ признался, что не знает, удастся ли по итогам многолетнего конфликта в Сирии вернуть единство этой страны, заявил он на форуме по безопасности в Аспене (штат Колорадо). "Я не знаю, удастся ли снова объединить Сирию, будет ли это некий тип конфедеративной структуры с различными конфессионными группами, управляющими своими частями страны…, мы смотрели на разные части страны и какие могут быть самообеспечивающимися, какие будут нуждаться во внешней помощи", — сказал Бреннан.

Результат поиска по запросу "Сирия"

О проекте "Википедии будущего"

13 октября 2018
User Image4teller(85)%
В ходе переговоров в Сочи в сентябре 2018 г. Владимир Путин и Реджеп Эрдоган достигли соглашения о сохранении зоны деэскалации Идлиб и отмене готовящейся силами режима Асада военной операции против находящихся там группировок оппозиции. Основные положения сочинских договоренностей сводятся к созданию демилитаризованной зоны по периметру, зоны деэскалации глубиной 15–20 км, выводу из нее тяжелых вооружений — бронетехники, артиллерийских орудий, минометов, РСЗО конфликтующих сторон до 10 октября 2018 г. и сил террористических группировок до 15 октября 2018 г. (подразделения умеренных повстанцев останутся на своих позициях). Также предполагается открытие свободного движения и транспортировки грузов по трассам М4 Алеппо—Латакия и М5 Алеппо — Дамаск. Анкара последовательно отстаивала сохранение этой зоны деэскалации под контролем оппозиции, и именно благодаря усилиям турецкой стороны и лично Р. Эрдогана военная угроза Идлибу пусть пока только на время, но отведена. Многие положения сочинских договоренностей опираются на так называемый «белый документ», который еще в июле был передан турецкой стороной российским коллегам. Конечно, свою роль сыграла и демонстрация Анкарой военной силы. Так, в период между тегеранским саммитом «астанинской тройки» и переговорами в Сочи турецкие вооруженные силы активно наращивали собственную группировку в зоне деэскалации Идлиб, усиливая ее танками и артиллерией. Одновременно начались дополнительные поставки вооружений для подразделений Сирийской национальной армии, развернутой в турецком «буфере» в Северном Алеппо, а ее силы были готовы выдвинуться в Идлиб для оказания содействия местным оппозиционным группам. Подобные шаги Турции указывают на ее готовность добиваться постепенного перехода провинции Идлиб под турецкий «протекторат», как это уже случилось с регионами Северного Алеппо, которые попали под турецкий «зонтик безопасности» в результате операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь». Соответственно, сохранение за оппозицией, оставшихся под ее контролем регионов, дает Турции возможность возглавлять и курировать мирный процесс наряду с Россией. Переход Идлиба под контроль режима Асада до принятия окончательного политического решения по Сирии оставил бы Турцию фактически за бортом сирийского урегулирования, лишая ее подопечных из сирийской оппозиции права голоса и возможности быть представленными в переходных правительственных структурах. Поэтому турецкой стороне важно не допустить фрагментации идлибской зоны деэскалаци и сохранить над ней собственный контроль, не допуская «укоренения» там российской военной полиции в виде патрулей или опорных пунктов и тем более каких-либо административных органов сирийского режима. Именно поэтому Анкара поддержала позицию сирийских группировок повстанцев, выступивших против присутствия российских военных в демилитаризованной зоне или же их размещения вдоль трасс М4 и М5. Анкара считает, что турецкие войска способны решать эту задачу самостоятельно. По этому вопросу с российской стороной мог быть достигнут компромисс. Турция согласилась с тем, что демилитаризованная зона будет проходить исключительно по территориям, контролируемых оппозицией, а, значит, вывод из нее тяжелых вооружений затронет только повстанцев, а не «конфликтующие стороны», как это указывалось в меморандуме. В ответ Анкара настаивает на недопущении какого-либо российского военного присутствия в демилитаризованной зоне. Анкара последовательно отстаивала сохранение этой зоны деэскалации под контролем оппозиции, и именно благодаря усилиям турецкой стороны и лично Р. Эрдогана военная угроза Идлибу пусть пока только на время, но отведена. Кроме того, крайне серьезной проблемой для турецкого руководства является ситуация с сирийскими беженцами. В стране растет недовольство размещением нескольких миллионов сирийских вынужденных переселенцев на долгосрочной основе. Для Анкары неприемлемо решать их вопрос по «ливанскому сценарию», то есть фактически выдавливать их в Сирию, пока там у власти находится нынешний режим. Р. Эрдоган не раз заявлял, что Б. Асад виновен в гибели сотен тысяч сирийцев, и даже называл его «убийцей». Для Турции самым удачным вариантом решения проблемы было бы создание необходимых условий для размещения сирийских беженцев на подконтрольных оппозиции территориях Сирии. Так, в регионах Северного Алеппо ведется строительство лагерей, способных принимать более 150 тыс. вынужденных переселенцев. Тем не менее районов турецкого «протектората» в Северном Алеппо может быть недостаточно. Поэтому зона деэскалации Идлиб может стать основным регионом для возвращения сирийских беженцев из Турции после создания там необходимой инфраструктуры. Но это станет возможно только в том случае, если от нее удастся отвести угрозу военной операции сирийских правительственных войск и решить вопрос присутствия террористических группировок. Для Дамаска сочинские договоренности фактически поставили точку в его победном шествии на протяжении 2018 г. В это время один за другим под его контроль переходили оппозиционные анклавы — Восточная Гута, Думейр и Восточный Каламун, Ярмук, Хомс, Дераа и Кунейтра. Казалось, одно последнее усилие — и победа Б. Асада будет безоговорочной. Поэтому есть основания полагать, что, несмотря на официальные заявления, сирийские власти остались не удовлетворены условиями сочинского меморандума. Сирийский режим настаивал на военной операции, не учитывая многие риски — большую численность, мотивированность и оснащенность повстанцев в Идлибе, которые, в отличие от иных регионов, где Б. Асад добился успеха, могли рассчитывать на турецкую военную помощь и иную поддержку Турции. Кроме всего прочего, Анкара располагала 12 наблюдательными пунктами, превращенными в укрепленные базы турецких войск, по периметру зоны деэскалации. Тем не менее Дамаск не смирился с нынешним положением дел и через своих представителей заявляет о том, что у оппозиции есть срок до декабря, чтобы примириться и сложить оружие, хотя такие положения отсутствуют в сочинских договоренностях. Для сирийского режима тем более неприемлемо превращение Идлиба в турецкий «протекторат», что фактически исключает военное решение идлибской проблемы в обозримом будущем. То есть режим Асада хотел бы рассматривать сочинские соглашения как первый этап принуждения к разоружению и примирению сирийской оппозиции по тому сценарию, который был реализован на юге Сирии. Вероятно, Дамаск будет оказывать давление на российскую сторону, чтобы она в большей степени учитывала подобные его пожелания и придала процессу имплементации сочинских соглашений нужную ему направленность. Соотношение сил умеренной оппозиции и радикалов позволяет рассчитывать на успех мероприятий, которые может начать осуществлять Анкара для окончательного освобождения Идлиба от террористических группировок. Хотя в сочинском меморандуме не указаны ни сроки, ни условия, ни методы «зачистки» региона от террористических группировок, тем не менее именно от решения этого вопроса во многом и будет зависеть временность или долгосрочность сохранения нынешнего статус-кво Идлиба.
15 сентября 2018
User Image4teller(85)%
Семилетний конфликт в Сирии подошёл к той черте, когда последние военные успехи Дамаска и его союзников — России и Ирана — в пригородах сирийской столицы, восточной Гуте, на юге, в провинциях Дераа, Сувейда и Кунейтра и консолидация правительственного контроля над большей частью западной территории страны создают картину приближающейся победы над противниками сирийского режима. Массированная концентрация войск в провинции Идлиб дополняет эту картину ещё одним крупным штрихом. После освобождения Идлиба, согласно оптимистическим заявлениям президента Б. Асада в интервью корреспонденту «Россия сегодня», «единственной проблемой» останутся Сирийские демократические силы — отряды вооружённой оппозиции с преобладанием курдов, закрепившиеся на востоке и северо-востоке Сирии при поддержке Соединённых Штатов. Тактика сирийского руководства, как её наметил президент Сирии Б. Асад, состоит в том, чтобы добиваться примирения, а если это окажется недейственным, то использовать военную силу для освобождения всей страны, в том числе и от «американской оккупации». Руслан Мамедов: Урегулирование сирийского кризиса и угрозы терроризма в период пост-ИГ Подобная тактика и привела к вытеснению террористов и группировок вооружённой оппозиции из трёх зон деэскалации преимущественно военными методами, что имело тяжёлые гуманитарные последствия и политические осложнения для России. Судя по всему, сирийское руководство исходит их того, что, какие бы заявления о невозможности военного решения ни делались в России и Соединённых Штатах, на деле оно уже состоялось. Отсюда настрой на форсирование наступательной операции такого типа и в последней четвёртой зоне — в Идлибе. В такой логике решения конфликта, если она действительно возобладает, не видно места для компромиссных договорённостей, и действует принцип «победитель получает всё». Возникают вопросы, насколько новая военная реальность, созданная во многом благодаря поддержке со стороны России, способна со временем преобразоваться в формулу политического урегулирования на долгосрочной основе? Даже если джихадисты из «Нусры» будут разбиты и последние «карманы» присутствия ИГ в сирийской пустыне и вдоль границы с Ираком будут уничтожены, смирится ли суннитское большинство в Сирии с сохранением прежней властной конструкции, слегка видоизменённой по французской пословице «чем больше перемен, тем больше всё остаётся по-старому»? Выдержит ли с трудом поддерживаемое взаимодействие между Россией и Турцией, которая, будучи не против искоренения скопища террористов в Идлибе, выступает против применения там прежней тактики массированных авиаударов с волнами новых беженцев и предлагает свой вариант действий, это испытание? И, наконец, как военное решение может быть воспринято Соединёнными Штатами, Израилем и Саудовской Аравией, рассматривающими Сирию как главный фронт стратегической битвы с Ираном и имеющими достаточно возможностей, в том числе и военных, для «контригры»? Сирийское уравнение представляет собой, возможно, уникальный случай в практике внутригосударственных конфликтов. Здесь сталкиваются интересы множества сторон, переплелись в один тугой узел сразу три измерения — сирийское, региональное и глобальное. Причём каждое из них само по себе является источником конфликтов в условиях острого противостояния между Россией и Западом, неустойчивых региональных альянсов и ирано-саудовской борьбы за сферы влияния в регионе, отягощённой старыми межрелигиозными распрями. В этом уравнении такое количество знаков, условий, известных и неизвестных, что для вычисления формулы решения требуется целостный подход и правильное определение порядка действий. Сирийское уравнение представляет собой, возможно, уникальный случай в практике внутригосударственных конфликтов. Здесь сталкиваются интересы множества сторон, переплелись в один тугой узел сразу три измерения — сирийское, региональное и глобальное. В числе элементов, без которых возвращение Сирии к миру и национальному примирению не представляется возможным, реформа конституционно-государственного устройства, возвращение беженцев и проведение выборов под надзором ООН, реорганизация силовых структур, налаживание срочной гуманитарной помощи, в которой нуждается более половины населения, согласование международных усилий по экономической реконструкции и многое другое. Соединение всех этих условий в одном стабилизационном пакете — трудновыполнимая задача, требующая усилий многосторонней дипломатии с целью достижения минимального уровня международного взаимопонимания. Ставка на силовые методы в качестве как бы вынужденной реакции на вызовы боевиков может иметь успех и дальше, но она не способна привести к полному решению проблемы и сопряжена с немалыми военными, политическими и экономическими рисками. Главное правило конфликтного урегулирования и дипломатии — иметь дело с такими фактами, какие они есть, а не такими, какими мы хотим их видеть. Конфликт вышел на другой уровень. Если два года назад это была, по всем оценкам, «война по доверенности», то теперь Сирия превратилась в арену стратегического противоборства глобального и регионального масштаба. На её территории в прямом соприкосновении друг с другом de-facto (хотим мы того или нет) размещены воинские контингенты и военные базы как минимум шести государств (Россия, США, Турция, Иран, Великобритания, Франция), а воздушное пространство Сирии поделено на зоны контроля. Продвижение сирийской армии на север чревато угрозой столкновений с Турцией, в то время как в ряде районов к востоку от Евфрата наращивается военное присутствие США и их союзников. Александр Аксенёнок: Перспективы послевоенной Сирии: конституция и государственно-политическое устройство Отношения между США и Турцией, двумя союзниками по НАТО, проходят кризисный период. Но каковы бы ни были разногласия и предупреждения Р. Эрдогана о поиске «новых друзей и союзников», Анкара ведёт себя осторожно, стараясь не ставить под сомнение своё членство в альянсе. Последнее виток развития событий в Идлибе и вокруг него показал, что и с российским партнёром у Турции существует немало раздражителей, снимать которые обеим сторонам становится всё тяжелее. В этих условиях игровое поле, позволяющее Турции маневрировать, постепенно расширяется, особенно по мере того, как Россия и Соединённые Штаты всё больше скатываются к опасной конфронтации. Позиция Турции, а Идлиб — зона её ответственности, в пользу более гибкого сочетания переговорных методов с военными ударами по непримиримым джихадистам с тем, чтобы избежать нового притока беженцев через турецкую границу, встречает поддержку Соединённых Штатов. И это происходит в тот момент, когда Вашингтон, похоже, определился со своей стратегией, предусматривающей тактику нажимных действий на военном и политическом направлениях. Недавние заявления президента Трампа о намерении «уйти» из Сирии не нашли поддержки в его администрации и вызвали критику со стороны экспертного сообщества, выступившего за сохранение военного присутствия для достижения трёх целей: доведения до конца разгрома ИГ, жёсткого противодействия Ирану и достижение определения политического будущего Сирии на базе женевского процесса. В документе большой группы специалистов-ближневосточников (среди них и недавно назначенный спецпредставитель Госсекретаря США по Сирии Д. Джефри), выпущенном Вашингтонским институтом ближневосточной политики 11 июля 2018 г., изложен целый ряд рекомендаций «к новой политике США в Сирии». Эти рекомендации включают в себя следующие шаги в военно-политической и экономической областях: не допустить регенерации ИГИЛ и создания постоянной военной и разведывательной инфраструктуры Ирана; отрезать «силы Ирана и Б. Асада» от северо-востока Сирии путём установления бесполётной зоны к северу и востоку от Евфрата; сохранять эту зону вплоть до полного выполнения резолюции 2254 Совета Безопасности ООН; поддерживать усилия Израиля, направленные на то, чтобы «вбить клин между Ираном, Россией и Б. Асадом, включая его удары по иранским военным объектам; наращивать санкции в отношении банков, выдающих кредиты «режиму Асада» и тех структур, которые своими ресурсами поддерживают сирийскую креатуру Ирана, а также «близких к Асаду людей», продвигающих иранские инвестиции в Сирии. Состояние политического процесса Если два года назад это была, по всем оценкам, «война по доверенности», то теперь Сирия превратилась в арену стратегического противоборства глобального и регионального масштаба. Принятая в 2015 г. резолюция Совета Безопасности ООН 2254 содержит своего рода «дорожную карту» для продвижения вперёд по переговорному пути. Однако приходиться констатировать, что намеченные в ней сроки перехода к «заслуживающему доверия, инклюзивному правлению на внеконфессиональной основе» (определение графика и процедуры разработки проекта новой конституции, проведение свободных и справедливых выборов под эгидой ООН) давно истекли. Восемь раундов встреч между самими сирийцами при содействии Специального представителя Генерального секретаря ООН Стефана Ди Мистуры в Женеве так и не вывели стороны на прямые переговоры. То есть политический процесс сверху в том виде, как он определен международными документами, по сути дела зашёл в тупик. Отсутствие продвижений здесь министр иностранных дел Сирии В. Муаллем объясняет тем, что этот переговорный трек «находится под давлением Запада», как бы выражая тем самым сомнения в объективности С. Ди Мистуры — признанного всеми международного посредника. Возможно, отчасти с этим связана и задержка с подбором кандидатов от правительства в состав Комитета по выработке проекта новой конституции, что входит в компетенцию международного посредника. Потребовались политические усилия со стороны России, в том числе на самом высшем уровне, чтобы правительственный список был наконец представлен. С другой стороны, разрозненная оппозиция и здесь проявила неспособность договариваться между собой, хотя после долгих пререканий список членов в состав Комитета с её стороны был все-таки направлен Ди Мистуре. Не менее сложные согласования проходит список от представителей гражданского общества. То есть уже на начальной стадии проявилось нежелание одних идти на разумные уступки и неготовность других принять жёсткие условия «победителей». Юлия Свешникова: Иранское присутствие в Сирии: всерьез и надолго? Формат прямых переговоров представителей сирийского правительства с командирами отрядов вооружённой оппозиции в Астане под эгидой трёх стран-гарантов — России, Ирана и Турции — оказался более успешным, хотя на Западе он по-прежнему воспринимается как попытка уклониться от выполнения резолюции 2254 Совета Безопасности ООН. Россией был поставлен вопрос о скорейшем начале работы по подготовке новой конституции и представлен проект этого документа как материал для обсуждения самими сирийцами. В то же время астанинский формат, как об этом неоднократно заявляла российская сторона, не подменяет собой Женеву, а дополняет её. Договорённости в Астане сделали возможным проведение Конгресса по национальному примирению в Сочи, где было принято принципиальное решение о начале конкретной работы по линии ООН над подготовкой проекта новой сирийской конституции. Важным итогом 10 таких встреч стало достижение соглашений о зонах деэскалации, которые позволили на время снять напряжение по линиям военных действий, активизировать работу по примирению на местах. На повестке дня стояли также вопросы, связанные с мерами доверия — освобождение заключённых, обмен пленными, разблокирование ряда населённых пунктов, жители которых находятся в бедственном положении, и ряд других. Представители вооруженной оппозиции придавали этому особое значение, обвиняя сирийские власти в нежелании идти навстречу. С учётом того, что политический процесс на верхнем уровне в Женеве пробуксовывает, влиятельные американские эксперты высказывают мнение о том, что выход из тупика может быть найден снизу. Путём к этому может послужить формирование системы инклюзивных органов самоуправления в подконтрольных оппозиции районах через местные выборы на базе ныне действующей конституции и Закона №107 о местном самоуправлении (такие выборы планировалось провести в 2011 г., но они не состоялись из-за начавшихся военных действий). Следует заметить, что в провинции Идлиб и в восточных провинциях Сирии уже сформировалась система местных органов власти, неподконтрольных Дамаску. Многие из них придерживаются патриотической ориентации, отказываются сотрудничать с ИГ и «Нусрой» и могли бы быть партнёрами сирийского правительства, если оно проявит достаточно готовности к восстановлению законности на местах переговорным путём. С учётом того, что политический процесс на верхнем уровне в Женеве пробуксовывает, влиятельные американские эксперты высказывают мнение о том, что выход из тупика может быть найден снизу. Такой подход к урегулированию снизу хоть и имеет свои плюсы в смысле перспектив продвижения к национальному примирению, содержит вместе с тем опасность разделения страны и разрыва единого правового пространства. Кроме того, он подразумевает, прежде всего, наличие согласия со стороны центральной власти в Дамаске, которая не готова идти по пути децентрализации, пока не будет восстановлен полный суверенитет государственных институтов на всей территории страны. Аналогичная позиция прослеживается в заявлениях сирийских официальных лиц и в отношении особого статуса для северных районов страны с компактном проживанием курдов. «Мы не можем дать какой-либо сирийской провинции преференции, отличающие её от других провинций или этнических групп, а также не можем допустить ситуации, нарушающей принцип: Сирия — одна страна, одно общество»,— заявлял министр по вопросам национального примирения Али Хейдар. Гуманитарная помощь, экономическая реконструкция, возвращение беженцев Цена революций и их разрушительных последствий ощутима на всём Ближнем Востоке, который продолжает находиться в полосе системного экономического кризиса. Размер финансового ущерба за период после 2011 г. оценивается в, как минимум, 1 трлн долл. Из всех конфликтных очагов в регионе Сирия понесла наибольшие потери — разрушения, людские жертвы и снижения качества человеческого капитала. Размер ущерба за период 2011–2016 гг. оценивается в 325,5 млрд долл. Из них 227,5 млрд долл. — потери от реального снижения ВВП и упущенная выгода по сравнению с размером ВВП на 2016 г., запланированным по утверждённому правительством Сирии пятилетнему плану, и 100 млрд долл. — прямой материальный ущерб. За годы войны ВВП сократился более чем наполовину (56%), в то время как по плану он должен был вырасти на 40%. Бюджетный дефицит увеличился более чем в 14 раз. Его расходы подскочили на 56% при резком сокращении доходов на 66%. Наибольшие материальные потери приходятся на разрушения в строительной инфраструктуре, перерабатывающей и добывающей промышленности, в электро и водоснабжении. Промышленное и сельскохозяйственное производство, по данным, представленным в Документе Экономической Комиссии ООН по Западной Азии, сократились в целом на 40% и 64% соответственно, легальная торговля — на 68%. По подсчётам, представленным А. Ад-Дардари, известным сирийским экономистом, возвращение экономики Сирии к довоенному уровню 2010 г. потребует инвестиций в размере 1 трлн долл. и 10 лет мирной жизни. Причём даже если конфликт будет урегулирован в ближайшее время, страна уже отброшена назад в своём экономическом развитии на 17 лет. Кирилл Семенов: Кто правит Сирией? Семья Асадов, «внутренний круг» и магнаты Неотложного международного сотрудничества и координации с сирийскими властями требуют вопросы оказания гуманитарной помощи, нужды в которой, по подсчётам экспертов, составляют внушительную сумму — 20 млрд долл. В Сирии от недоедания страдают более 70% семей. Жизнь 80% сирийцев за годы войны опустилась ниже черты бедности, продолжительность жизни сократилась на 20 лет, а уровень безработицы приблизился к 58% — вдвое больше, чем в целом по региону. Вместе с тем на конференции в Брюсселе в апреле 2018 г. заместитель Генерального секретаря ООН по гуманитарным вопросам Марк Лоукок сообщил, что ресурсы ООН для помощи сирийским беженцами и пострадавшим в конфликте гражданам практически на исходе. По его словам, в 2018 г. требуется собрать около 3,5 млрд долл. для оказания экстренной помощи. «С теми ресурсами, которыми мы надеемся получить в этом году, мы не сможем оказать даже экстренную помощь. Наше внимание теперь посвящено тому, чтобы гарантировать, чтобы 5,6 млн жителей, которые, по нашим оценкам, находятся в острой нужде в Сирии, была оказана помощь в первую очередь», — сказал М. Лоукок. Финансовый ущерб и разрушения в Сирии достигли таких масштабов, которые делают задачу реконструкции её экономики неподъёмной ни для самой Сирии, ни для какого-либо одного государства или группы государств даже в среднесрочной перспективе. Необходимо объединение финансово-экономических ресурсов всего международного сообщества. По мнению большинства российских и западных экспертов, это должно рассматриваться как «инвестиции» в «общее благо» с целью возвращения беженцев и предотвращения неконтролируемой миграции, борьбы с терроризмом и насильственным экстремизмом. Однако при всём осознании масштабов материального ущерба и гуманитарной катастрофы, являющейся самой крупной со времен Второй мировой войны, согласованная линия на уровне государств, вовлечённых в сирийский конфликт, и по линии международных организаций, в том числе в системе ООН, по-прежнему отсутствует. США и страны Евросоюза отказываются направлять финансирование на цели реконструкции районов Сирии, находящихся под контролем сирийского правительства, а это более 70% наиболее населённых территорий с наиболее разрушенной инфраструктурой. В качестве условия для получения финансирования выдвигается трансформация Сирии в соответствии с «заслуживающим доверия» политическим процессом в женевском формате на базе основополагающих международных документов — Женевского коммюнике от 30 июня 2012 г. и резолюции 2254 Совета Безопасности ООН. Параллельно значительная помощь на восстановление инфраструктуры и социальные нужды направляется европейцами напрямую в районы, контролируемые вооружённой оппозицией, где она зачастую оказывается в руках террористов. При всём осознании масштабов материального ущерба и гуманитарной катастрофы, являющейся самой крупной со времен Второй мировой войны, согласованная линия на уровне государств, вовлечённых в сирийский конфликт, и по линии международных организаций, в том числе в системе ООН, по-прежнему отсутствует. Заявляя, что Россия и Иран одерживают военную победу и хотят конвертировать её в сохранение «режима Асада», западные державы и их союзники в регионе рассчитывают использовать экономический рычаг как один из инструментов давления. По этой логике, в отсутствие продвижения на политическом треке финансирование реконструкции через правительство Сирии и международные организации консолидировало бы «нелегитимный режим», закрепляя «процесс авторитарной стабилизации», ставящий своей целью изменение демографии в пользу его сторонников. Кроме того, в условиях действующей в стране «военной экономики» международная помощь напрямую канализировала бы поступление средств в «карманы приближённых к режиму и военных баронов на местах». Такой политизированный подход рассматривается Россией как нарушение суверенитета и территориальной целостности Сирии, и, как выразился Сергей Лавров, — «откровенный курс на развал Сирии». В этой связи выглядит беспрецедентной позиция, занятая секретариатом ООН, — которая по своему статусу, казалось бы, должна направлять и координировать всю многоплановую работу по конфликтному урегулированию. Как заявил российский министр, секретариат ООН секретной директивой еще осенью 2017 г. запретил своим подразделениям участвовать в каких-либо проектах по восстановлению сирийской экономики, ограничив участие специализированных организаций ООН оказанием гуманитарной помощью. Он отметил, что ООН разрешит своим подразделениям заниматься восстановлением Сирии только после «достижения прогресса в так называемом политическом переходе». Это означает, что секретариат, призванный проводить взвешенную линию, фактически солидаризировался с позицией Запада. Исходя из понимания важности экономической и гуманитарной составляющих в процессе урегулирования, Россия обратилась к Соединённым Штатам, ЕС и другим потенциальным донорам с предложением объединить усилия на двух взаимосвязанных направлениях — в мобилизации ресурсов на восстановление экономики и в возвращении беженцев. США вновь подтвердили, что, по их мнению, это «преждевременно», пока нет политического решения, ведущего к «конституционной реформе и к свободным выборам». Что касается беженцев, то, как говорилось в заявлении Госдепа, М. Помпео «дал понять, что, хотя США поддерживают возвращение беженцев в Сирию, это должно произойти только тогда, когда условия там будут достаточно безопасны, и это нужно делать с участием соответствующих учреждений ООН». В структурах ООН также говорят об отсутствии планов возвращать беженцев на родину. Геополитическое соперничество в Сирии чрезвычайно обострилось, а вместе с ним и линии напряжения в отношениях между союзниками в двух коалициях, где ведущую роль играют Россия и Соединённые Штаты. Другая особенность нынешней ситуации, в том числе расстановки сил «на земле», состоит в том, что ни один из влиятельных игроков на сирийском поле, не имеет достаточно сил, чтобы навязать устойчивый мир в одностороннем порядке. В то же время каждый из них — один или в альянсе — способен сорвать усилия других. Принятие окончательного решения по характеру операции в Идлибе может оказаться определяющим. От того, какой выбор будет сделан, зависят не только отношения с Турцией, но и перспективы политического будущего Сирии, её экономической реконструкции и возвращения беженцев. На нынешнем этапе, когда террористическая угроза если не снята полностью, то в значительной степени ослаблена, эти три проблемные составляющие восстановления мира и послевоенного строительства в Сирии, которые так или иначе находились в тени борьбы с территориальной экспансией ИГ и «Аль-Каидой», находятся в центре внимания миротворческих усилий России. Вместе с тем нельзя не заметить, что практический эффект от инициативных действий России на этих направлениях значительно снижается, во-первых, отсутствием целостного подхода и, во-вторых, — выверенного баланса между военной и политической составляющей усилий по конфликтному урегулированию. Достижение устойчивого урегулирования этого многослойного конфликта лежит на путях многостороннего компромисса в широком формате, где у неё достаточно возможностей и влияния для обеспечения своих долгосрочных интересов неконфронтационным путём
Существующие похожие прогнозы
Не позднее
20 сентября 2020
прогноз сбудется
Политика
Ни одна из партий, не смогла собрать нужное количество подписей для регистрации на выборах в Госдуму. А в одномандатных округах было зарегистрировано только 19 самовыдвиженцев из 200
(+4)
(+7)
Когда-нибудь
прогноз сбудется
Политика
Об этом сообщили в Южном военном округе РФ
(+5)
(+4)
Примерно
15 февраля 2020
прогноз сбудется
Политика
Об этом заявил заместитель министра обороны России Юрий Борисов. Зенитная ракетная система С-500 относится к новому поколению зенитных ракетных систем "земля-воздух".
(+1)
(+3)
Примерно
17 декабря 2018
прогноз сбудется
Политика
Щит разработан скорее для спецопераций, чем для работы на массовых акциях и митингах, однако решение о его применении будет приниматься руководством правоохранительных органов
(+7)
(+7)
Примерно
16 марта 2024
прогноз сбудется
Политика
"Это будет его последний срок. Ничего менять под себя, чтобы остаться и после 2024-го, он не будет», — сообщили федеральные чиновники в интервью РБК...
(+7)
(+5)
Примерно
21 февраля 2021
прогноз сбудется
Политика
Об этом заявил командующий РВСН Сергей Каракаев. "Это оружие, которое способно преодолеть и сегодняшнюю, и завтрашнюю, и послезавтрашнюю противоракетную оборону США" (Рогозин)
(+3)
(+2)
Примерно
18 мая 2020
прогноз сбудется
Политика
Уже собрано 150 000 подписей для проведения референдума для выхода из НАТО
Не позднее
31 декабря 2018
прогноз сбудется
Политика
Европа будет заминирована на тех направлениях, откуда ожидается нападение танков противника
(+5)
(+7)
Когда-нибудь
прогноз сбудется
Политика
Dспышки африканской чумы свиней (АЧС) в Восточной Европе складываются в общую картину полигона, на котором Пентагон отрабатывает стратегию и тактику III мировой войны (биологической)
(+2)
(+2)
Когда-нибудь
прогноз сбудется
Политика
Об этом заявил главнокомандующий Ливийской национальной армией фельдмаршал Халифа Хафтар
(+1)
(+1)

Политика:    2016    2017    2018    2019    2020    2021    2022    2023    2024    2025    2026    2027    2028    2029    2030-е    2040-е    2050-е    2060-е    Избранное 

Технологии:    2016    2017    2018    2019    2020    2021    2022    2023    2024    2025    2026    2027    2028    2029    2030-е    2040-е    2050-е    2060-е    Избранное 

Экономика:      2016    2017    2018    2019    2020    2021    2022    2023    2024    2025    2026    2027    2028    2029    2030-е    2040-е    2050-е    2060-е    Избранное 

Общество:      2016    2017    2018    2019    2020    2021    2022    2023    2024    2025    2026    2027    2028    2029    2030-е    2040-е    2050-е    2060-е    Избранное 

Медицина:        2016    2017    2018    2019    2020    2021    2022    2023    2024    2025    2026    2027    2028    2029    2030-е    2040-е    2050-е    2060-е    Избранное 

 

С помощью поиска можно найти прогнозы по любым темам